/* ----- Код закрепления зоны .СОМ ----- */ /* ----- Конец кода закрепления зоны .СОМ ----- */ ВЬЕТНАМ ~ Что творится в подводном мире !

ВЬЕТНАМ


puteshestvie vo vиetnam
Вьетнамцы к русским относятся хорошо – я-то уже привыкла, что в странах бывшего соцлагеря к нам отношение более чем прохладное. Но, очевидно, в свое время стремление вьетнамцев к объединению было намного сильнее, чем страх перед коммунизмом. И сейчас почти все горожане если и не говорят по-русски, то знают хотя бы несколько слов, тем более, что многие жители Нячанга работали на недавно закрытой российской военной базе в Камране, всего лишь в тридцати километрах от города. 
Тем не менее русских гидов мало, и их работа оценивается очень дорого. Это о пользе изучения иностранных языков – мы обращались в основном к английскому гиду и платили за те же самые экскурсии ровно в три раза меньше. Однажды мы связались со старымкоммунякой, который когда-то учился в СССР и теперь подвизался в качестве гида; он ободрал нас, как липку, к тому же оказался в полном маразме – не помнил и не знал ничего, кроме одного: про деньги он не забывал никогда и ни при каких обстоятельствах... Современные, рыночные пошли коммунисты!  А посмотреть здесь есть на что. Основная достопримечательность города – пагодаЛонгшон, действующий буддистский храм с возвышающейся над городом статуей Белого Будды (вьетнамское правительство снова повернулось лицом к религии в 1985 году).  Неподалеку от моста через реку Квай (это не тот мост, что в одноименном фильме!) находятся Тямские башни По Ногар; эти индуистские храмы были построены в VIII - ХIIвеках.  К настоящему времени сохранились всего четыре башни, и, несмотря на то, что в храмах стоят статуи богов индуистского пантеона (такие, как Ганеша – бог с головой слона,Хануман (священная белая обезьяна, лангур), храмы действующие, в них молятся и буддисты; удивительная веротерпимость! 
Но, конечно, самые интересные для нас с мужем экскурсии были по островам. На одном из них, Тхи, находится страусовая ферма – африканских страусов тут выращивают ради мяса и яиц; здесь же в большом вольере живут местные олени, вряд ли представляющие коммерческую ценность – их просто демонстрируют туристам. Остров Лан славен чудесным водопадом, подниматься к которому нужно по дороге, проложенной в самых настоящих джунглях.  И, наконец, Остров Обезьян - он вполне оправдывает свое название: тут живут во множестве макаки-резусы, которые привыкли питаться за счет посетителей. Предполагается, что их можно кормить из рук, но я лично рисковать не стала – знаю, как они кусаются!  Как только первые посетители подошли к киоску, где продавался корм, они появились как по команде – и самые отъявленные бандиты начали отбирать у людей вкусные пакетики, пока те не очухались. Захватив добычу, обезьяна обычно взбиралась на пальму, где разрывала пакет. Доминанты отбирали еду у подчиненных, как и следовало ожидать; можно было наблюдать, как подросток – сын высокопоставленной самки прогоняет более рослого макака, но очевидно, более низкого по положению в обществе. 
К сожалению, наши обнаглевшие родичи порою совершенно распоясываются; так, на моих глазах такой нахал пытался забраться в карман посетителю, который тихо-мирно созерцал медвежье шоу. Дело происходило под самым носом гималайских мишек, но налетчику было на них в такой же степени наплевать, как и на людей. Мужчина вытащил из кармана ключи и показал их: мол, у меня, ничего, кроме них, нет, - макака попыталась их отобрать, но когда ей это не удалось, то укусила его за руку... У русских туристов один воришка стащил мобильный телефон и взобрался вместе с ним на пальму; по телефону позвонили, и услышав резкий звук, он от неожиданности выронил трубку.  Словом, бандарлоги есть бандарлоги, что с них взять? Открою страшный секрет: не очень-то мне симпатичны эти наши родственники, куда милее, на мой взгляд, нежные и деликатные широконосые обезьяны Нового Света... 
puteshestvie vo vиetnam

На Острове Обезьян радушные хозяева потчевали нас еще тремя разными шоу. Дог-шоу, в стиле нормального циркового номера с очаровательными собачками, всем понравилось. С манки-шоу, на котором в качестве артистов выступали те же макаки, белые туристы стали возмущенно уходить. Наконец, на медвежьем шоу, где местные мишки показывали такие знакомые трюки с мотоциклами, мы оказались единственными представителями белой расы среди вьетнамцев, которые принимали все с неподдельным восторгом. Мы даже опасались, что подвергнемся на обратном пути остракизму, как недостойно несущие бремя белых, но все обошлось.  Конечно, можно игнорировать представления с дрессированными животными, я тоже не большая их поклонница, но только от этого в данном (вьетнамском) случае никому лучше не будет. Местных зрителей это зрелище просто зачаровывает, так что выступать звери все равно будут, хотят ли этого белые или нет.  Под влиянием оголтелых «зоозащитников» люди западной цивилизации ведут себя порою просто смешно. Как-то утром в ресторане нашего отеля муж поймал залетевшую в окно бабочку, бившуюся о стекло, и стал ее разглядывать. Кроме нас, в зале находилась только одна пожилая пара из Нидерландов; увидев напряженное выражение их лиц, я прошептала: «Выпусти!» – и он отпустил бабочку на волю. Голландцы облегченно вздохнули и по тому, как они раскланивались с нами на прощанье, я поняла, что нас с Андреем не вычеркнули из мира цивилизованных людей. 

Шутки шутками, но мне было приятно, что наши молодые соотечественники на пляже, вытащив из моря различную живность: моллюсков или крабов - и ее сфотографировав, тут же отпускали ее обратно. Странно, но факт: в Нячанге, этом совсем небольшом по нашим представлениям городе, существует сразу два прекрасных аквариума. Ну, конечно, это не океанариумы американских масштабов, но очень приличные заведения, покруче экзотария в Московском зоопарке. Первый из них находится на соседнем острове Трингуен; в основе его лежит рыбоводческое хозяйство, где, кроме рыб, выращивают и черепах. Два года назад там был построен прекрасный аквариум для туристов в форме каменного корабля. В одном из стеклянных боксов воссоздана даже великолепная модель кораллового рифа. Второй аквариум принадлежит Институту океанографии, и живые экспонаты составляют значительную часть его океанологического музея. 

В одном из бассейнов этого института я впервые своими глазами увидала живого мечехвоста и была очень удивлена: из университетского курса зоологии мне смутно помнилось, что это живое ископаемое обитает в районе Мексиканского залива. Оказывается, это другой вид того же семейства из рода Tachypleus, который водится в этих морях. Всего этих живых ископаемых, реликтов некогда могущественного класса, сохранилось на земле, то есть в океане, четыре вида.  Эти морские дальние родичи пауков – прямые потомки палеозойских трилобитов иракоскорпионов и практически не изменялись в течение – подумать только – четырехсот миллионов лет! Это гиганты среди членистоногих: в длину они достигают 90 сантиметров, полметра – их обычный размер. У них голубая кровь, и агент, который из нее выделен, находит применение как тест на некоторые токсины бактериального происхождения и в фармацевтической промышленности.  Кроме того, американский мечехвост Limulus (тот самый, из Мексиканского залива) – излюбленный объект нейрофизиологов; у мечехвостов просто гигантские нейроны, видимые невооруженным глазом. 
puteshestvie vo vиetnamДля размножения они выползают на берег, и если их перевернет приливной волной на спину, то они погибают, так как сами перевернуться обратно не в состоянии; ежегодно примерно 10% популяции мечехвостов погибает из-за этого, но, как видно на фотографии, вымирать они вовсе не собираются.  В аквариумах мы увидели, наконец, те виды морских обитателей, которые характерны для Южно-Китайского моря, например, целую популяцию морских коньков разных видов (самые распространенные здесь – морские коньки Уайта, славные тем, что, овдовев, они до конца жизни хранят верность умершему супругу и не вступают в новый брак). Дело в том, что встретиться с ними непосредственно под водой у нас не было шансов – не тот сезон. Видимость в ноябре плохая, в среднем 10 – 12 метров, прозрачная вода летом – но летом температуры воды достигает аж 29 градусов, что же творится на воздухе, трудно себе представить, особенно если учитывать высокую влажность! Тем не менее, несмотря на муть, моему мужу удалось здесь опробовать новую цифровую подводную фотокамеру. 
Южно-китайское море – не Красное, такого разнообразия рыб и кораллов тут не увидишь; его «специализация» – это мягкие кораллы и, особенно, голожаберные моллюски – их тут множество видов. Красавицы крылатки, кажется, сидят на каждом коралле. Здесь мы встретили необычную рыбу – летучего гурнарда, который расправляет и складывает плавники-крылья, как заправский мотылек. Самое интересное, что удалось заснять – это станция очистки в действии. Губанчики-чистильщики обрабатывают крупную барабулькуParupenius multifasciatus, и кажется, что на ее усатой мордочке застыло блаженное выражение.  Все в жизни бывает в первый раз. Во Вьетнаме мой муж впервые под водой подвергся нападению рыбы. Нет, это была не акула (акул тут вообще нет), не барракуда и не мурена. Его атаковала рыба-клоун, величиной с пол-ладони. Клоуны тут очень агрессивные, они яростно защищают свою актинию и свою территорию; дайвера Михаила, нашего соотечественника, клоун укусил до крови – ранка на руке не заживала несколько дней. 
И, конечно, какой же дайвинг без мурен? Мурен у здешних берегов, слава богу, живет предостаточно, причем разных видов. Представление о кровожадности мурен сильно преувеличено, просто не надо лезть к мурене, если она не в настроении. О «не-настроении» можно судить по тому, как она качает головой из стороны в сторону в своей пещерке, чуть ли не бьется головой об стенку. Если мурена спокойна, ее вполне можно погладить. Правда, наши вьетнамские инструкторы подстраховались – они регулярно подкармливают большую знакомую мурену маленькими рыбками типа снетков, чтобы продемонстрировать этот аттракцион дайверам. 


Комментариев нет :

Отправить комментарий